Ворчун меняет адрес

Уважаемые читатели моих заметок!

В связи с постоянно возникающими проблемами с доступом к блогу, приходится переезжать.

Всех, кому интересен обзор мартовской афиши театра, жду по ссылке https://vorchundn.blogspot.com/2019/02/45_10.html

Туда же перенесены все публикации за 45-й театральный сезон.

«Щелкунчик»: возрождение или… ?

15 февраля мы увидели первую после смены власти в театре премьеру. Впрочем, разговоры об обновлении «Щелкунчика» шли задолго до смены руководства. Не знаю, как далеко зашел процесс и сколько на анонсированную постановку Д.Омельченко успели потратить сил, времени и средств (думаю, и не узнаю: это уже не первая постановка, так и не увидевшая свет рампы), но в итоге зрители увидели совсем другой спектакль. К радости большинства поклонников шедевра Чайковского, все-таки классический, несмотря на все изобилие эффектных трюков, акробатики и технических сложностей.

Публика, до отказа заполнившая зал оперного, приняла нового «Щелкунчика» ожидаемо восторженно. Впрочем, точно так же, как и премьеру предыдущей версии в 2008 году. Так уж исторически сложилось, что практически любая постановка этого балета обречена на успех. К тому же зритель успел соскучиться по ярким балетным премьерам, которых мы не видели со времен обновления «Лебединого озера».

Скажу сразу, что лично я буду скучать за нашим старым спектаклем. Пусть он не был таким ярким, богатым и эффектным, зато очаровывал гармоничностью, поэтической атмосферой, ощущением чуда. Новая постановка, к сожалению, для меня оказалась совершенно лишена этого очарования.  Это ни хорошо и ни плохо. Это просто совершенно другой спектакль. Более сложный технически и для солистов, и для кордебалета, более пестрый, дивертисментный и даже какой-то карнавальный по своей стилистике, и более детский, чем бережно перенесенный в свое время на нашу сцену З.Зинченко питерский вариант «Щелкунчика».  И еще, пожалуй, очень и очень сырой, что не удивительно при таких темпах подготовки премьеры.

Но у публики постановка, думаю, будет иметь успех. В ней много эффектных трюков, разноплановых танцев, ярких красок и эмоций. Зрители такое любят. Непонятно правда, для чего придумали заменить танец сарацинов в первом акте совершенно невнятным, статичным и откровенно скучным танцем с масками.

Еще одной уникальной особенностью спектакля стало то, что чуть ли не впервые за последние лет 10 премьеру доверили кому-то еще, кроме Елены Печенюк. Я всегда приветствую конкуренцию, без нее  в труппе воцаряется болото! Премьерный спектакль неожиданно для многих зрителей достался Алине Веретиной. Признаться, это одна из немногих солисток, на которую мне сейчас интересно смотреть. Яркая, обаятельная, техничная, полностью отдающая себя танцу. И вчерашняя премьера не стала исключением. Единственное, что разрушало гармонию образа, — это слишком бросающаяся в глаза разница в росте с партнером.

И, кажется, впервые меня разочаровал Принц Е.Кучвара. Точнее, показался просто невероятно уставшим, почти измученным. Было ощущение, что солист думает только том, как дотянуть до конца спектакля.  Надеюсь ,это просто досадная случайность.

Самыми яркими в этой постановке мне показались номера из сюиты характерных танцев. Но и здесь не обошлось без ложки дегтя. Испанский танец оказался каким-то совершенно пресным, лишенным огня и темперамента. Да и костюмы эти мы видели уже не в 1 спектакле театра. Не произвел на меня особого впечатления и французский танец. Но зато такого восточного танца наша сцена еще не видывала. По стилистике номер напоминал скорее дуэт из олимпийской программы по фигурному катанию. Эти сложные и очень эффектные акробатические поддержки, как по мне, ближе именно этому виду спорта ,чем балетной классике. Но смотреть было интересно. Браво дуэту Владиславы Колесник и Алексея Чорича, которые сумели достойно справиться со всеми этими сложностями! Китайский и русский танцы были поставлены гораздо более традиционно, но зато подкупали легкостью исполнения и невероятной  энергетикой. Очень понравились солистки Е.Бадалова и М.Щербина.

Это, пожалуй, самые яркие впечатления от вчерашней премьеры. Декорации мне показались довольно банальными, особенно в первом акте. Разрекламированное в анонсах спектакля «усиление боевых сцен» на деле, как по мне, только добавило лишней суеты и растянуло действие. Мне лично гораздо интереснее Маша и Принц, чем все эти затянутые мышино-кукольные баталии, далеко не идеальный по исполнению поединок Щелкунчика с Королем мышей и стрельба конфетти из игрушечной пушки. Но маленьким зрителям, думаю, именно это будет интереснее, чем всякие там вальсы и па-де-де. Кстати, а танцевать на этой россыпи конфетти потом удобно?

Но главным разочарованием оказалась музыка. Если наш оркестр так звучит на премьере под управлением нашего главного дирижера, то что уж тогда говорить о рядовых спектаклях…

 

Парад премьер («Аида» 26.01.2019)

Аида — Е. Самойлова (премьера), Радамес — В.Лисковецкий (премьера), Амнерис — З. Каипова, Амонасро — А.Ломакович (премьера), Рамфис — И.Бабенко, Царь Египта — В.Бабенко — премьера, Жрица — .Е. Кравченко (премьера), гонец — И.Садовой (премьера). Дирижер — Тарас Мартынык.

Итак, долгожданное событие наконец свершилось. Глазам днепровских поклонников оперного жанра не только снова явили одну из лучших оперных постановок театра (напомню, что в прошлом сезоне мы видели «Аиду» лишь однажды, а в нынешнем смотрели впервые), но и радикально обновили состав исполнителей. Сразу 6 премьер и приглашенный дирижер, для которого, насколько мне известно, это было тоже первое выступление в этой опере, — такое на нашей сцене случается нечасто!

Поскольку в начале сезона труппа театра потеряла последнюю свою исполнительницу партии Аиды, ввод в спектакль новой солистки был предрешен. Но интригу в театре держали почти до последнего. Имя нашей новой Аиды стало известно почти накануне спектакля. Думаю, я не выдам никаких особенных закулисных тайн, рассказав, что эту партию готовили Елена Самойлова и Татьяна Улькина. Как по мне, голоса обеих солисток не вполне подходят для этой партии, но выбирать не приходится.  В итоге предпочтение отдали более опытной Самойловой. Помимо  красивого тембра, эта солистка обладает еще и даром создавать яркие сценические образы, подкупающие своей искренностью и достоверностью. Я особенно люблю ее Лиу, Иоланту, Микаэлу,  очень тепло вспоминаю единственное в ее карьере выступление в партии Дездемоны. Первая Аида Самойловой получилась очень нежной и хрупкой. Героиня вызывала живое сочувствие, на нее было интересно смотреть. Местами мне лично хотелось бы более яркого, насыщенного и полнокровного звучания, но с таким легким голосом да еще и при дебютном исполнении столь сложной партии я, наверное, требую слишком многого сразу.  В целом впечатление осталось очень и очень приятное и хочется услышать эту Аиду снова.

Появление в нашем театре нового исполнителя партии Радамеса — событие действительно историческое. За более чем четверть века моей театральной жизни это всего лишь вторая премьера в этой партии, свидетелем которой мне довелось стать. Первой в незапамятные времена был дебют Виктора Луцюка. Но с тех пор в этой партии безраздельно, если не считать тоже уже почти всеми забытых выходов В.Парубца и одного-единственного выступления приглашенного солиста, который меня впечатлил  настолько, что я даже фамилии его не припомню, на нашей сцене безраздельно царил великолепный Эдуард Сребницкий. И те, кто знает мою многолетнюю увлеченность сценическими образами этого артиста, легко поймут, насколько сложно мне здесь претендовать на объективность. Честно признаю, что для меня превзойти этого Радамеса вряд ли кому-то удастся. И все же рискну поделиться своими впечатлениями.

Скажу сразу, что если бы в этом спектакле на сцену вышел дебютант, впервые в своей карьере певший эту партию, то это исполнение заслужило бы искреннее мое восхищение. Но В.Лисковецкий — солист многоопытный, Радамес ему не в новинку. И тем удивительнее было то и дело замечать, как  артист выпадает из образа. Мне не хватило фактуры, харизмы, масштабности, героичности. Особенно сильно это ощущалось в первой половине спектакля, и уж совсем разочаровал выход героя во втором акте, смазавший всю торжественность сцены. В сцене у Нила образ воспринимался уже гораздо лучше. Довершил впечатление очень неудачно подобранный парик, никак не сочетавшийся в моем капризном восприятии с египетским костюмом и прочим антуражем. Вот на лбу Канио, Туридду, Хозе или Каварадосси эта челка была бы вполне к месту. Но если отбросить внешнее несоответствие костюма и прически, некоторую, на мой взгляд, излишнюю декоративность поз и пластики и этот злополучный неудачный выход на сцену и сосредоточиться только на пении, то это выступление, пожалуй, превзошло мои ожидания.

Приятно признать, что этот вечер стал для меня источником интересных открытий в плане восприятия одного из образов. Раньше этого персонажа мне всегда заслонял колоритный и харизматичный Радамес, хотя в партии Амонасро мне доводилось слышать нескольких очень ярких солистов. А ведь с самого первого момента своего появления на сцене именно пленный  царь эфиопов становится главной движущей силой всей интриги. Словно опытный шахматист, он мгновенно оценивает расстановку фигур  и начинает свою хитроумную игру, ставка в которой — жизнь и свобода. И почти ее выигрывает.

Первый выход Андрея Ломаковича, самого молодого и неопытного солиста из четырех главных героев, в партии Амонасро получился очень уверенным. Мне очень понравился цепкий острый взгляд, которым артист окинул всех присутствующих на сцене при первом своем появлении, его живая, но сдержанная реакция на все происходящее и исполненная спокойного достоинства манера держаться. Ощущалось, что перед нами прежде всего мудрый и расчетливый политик, опытный игрок, мгновенно просчитывающий возможные варианты развития событий и готовый воспользоваться малейшим шансом на освобождение. Единственный момент, где мне, пожалуй, все же не хватило выразительности, это переход от рассказа о том, как герой тщетно искал смерти в бою, к мольбе пощадить жизнь пленников. Вот в этом самом «Ma tu Re, tu signore possente…»   хочется больше чувства, больше экспрессии, проникновенности. В целом же дебют получился весьма многообещающим.

Самым слабым звеном в квартете главных героев оперы ожидаемо оказалась Амнерис в исполнении Зои Каиповой. Увы, ни статус заслуженной артистки, ни богатейший сценический опыт в этом случае не помогли. В противостоянии героинь образу  Амнерис явно недоставало именно породы, царственности. Особенно на фоне столь утонченной Аиды.  А уж пощечина, которую Амнерис влепила Радамесу в финале их дуэта в 4 акте (увы, этот дуэт, самый, пожалуй, мой любимый фрагмент оперы, в этот вечер, как по мне,оказался самой слабой сценой спектакля) окончательно низвела зрелище до уровня примитивной мыльной оперы.

Еще одним неожиданным открытием этого спектакля стала Жрица в исполнении Екатерины Кравченко, которой удалось наполнить этот образ почти мистическим величием.

Царь Египта в исполнении Вадима Бабенко показался мне менее ярким, чем другие сценические образы этого солиста. Но стоит признать, что в этой партии особенно негде развернуться. Но и вокально наша семейная династия басов в этот вечер меня не очень впечатлила.

То же могу сказать и о Гонце в исполнении Ивана Садового. Партия крошечная, всего несколько фраз, но даже в ней можно создать запоминающийся образ. Но в этом спектакле не сложилось.

В целом же спектакль мне напомнил лоскутное одеяло. Удачные сцены, яркие и трогательные моменты, интересные актерские решения чередовались с откровенно слабыми или недоработанными. Но этого и следовало ожидать при таком количестве вводов. Хочу надеяться, что актерскому ансамблю нашей столь радикально обновленной «Аиды» в будущем удастся добиться большей цельности, гармоничности и выразительности. Ведь даже сейчас, несмотря на все недостатки, смотреть и слушать спектакль уже было интересно! Но это возможно только при  регулярном появлении этой оперы в афише. Одного-двух спектаклей в сезон для достойного уровня исполнения катастрофически недостаточно. Впрочем, это касается не только «Аиды», но и доброй половины нашего оперного репертуара.

Отдельно хочется отметить работу дирижера, нашего гостя из Хмельницкого Тараса Мартыныка. Для него это первое выступление в нашем театре.  Но маэстро вполне удалось совладать и  с непростой акустикой нашего зала, и с нашим оркестром, звучание которого в нынешнем сезоне вызывает столько справедливых нареканий. Нашим музыкантам очень недостает сейчас твердой руки. Наш главный дирижер, даже если бы очень захотел, не в состоянии объять необъятное и практически в одиночку тащить весь репертуар. Разумеется, чуда не случилось, и наши медные духовые, особенно досаждающие моим ушам, не обрели, как по мановению волшебной палочки, идеального звучания. Но тем не менее спектакль прозвучал очень достойно. И мне бы хотелось снова видеть этого дирижера в наших спектаклях.

 

 

 

Несколько слов о «Турандот» 20.01.2019

Турандот — Е.Мыколайко, Лиу — Е.Кравченко, Калаф — И.Шевчук (премьера), Тимур — М.Иващук (премьера), министры — В.Гудзь, Т.Парулава, Н.Ефименко, Мандарин — А.Ломакович, Альтоум — И.Садовой. Дирижер — Ю.Пороховник.

После сегодняшнего представления «Принцессы Турандот» даже у такого вечно недовольного зрителя, как автор этих заметок, осталось неожиданно приятное послевкусие и  стойкое впечатление, что при благоприятном стечении обстоятельств и более-менее регулярном появлении в афише этот спектакль имеет все шансы стать украшением нашего репертуара. И мне жаль, что такой удачный спектакль привлек намного меньше публики, чем декабрьское представление этой оперы с приглашенным солистом.

Очень приятно было ощущать самоотдачу, с которой в этот вечер работали артисты. Поверьте, опытный зритель это всегда чувствует, и многое за это готов простить.

Очень приятное впечатление произвел Максим Иващук, впервые исполнивший на нашей сцене партию Тимура. В его герое ощущалось царственное достоинство,  привычка властвовать. Этот царь свергнут с престола, но обрушившиеся на него бедствия не сломали его гордый дух. Интересно было открыть для себя новые грани этого образа.

Калафу Игоря Шевчука, для которого это тоже был первый выход в сложнейшей партии, как по мне, немного недоставало масштабности, героичности, возможно, даже некоторой бравады. Хочется, чтобы этот герой смотрелся ярче, крупнее… Хотя, наверное, я все-таки слишком многого требую от  премьерного выступления в таком спектакле. С вокальными сложностями солист вполне совладал, так что нашу сцену можно поздравить с обретением нового Калафа. А уверенность и яркость, хочется надеяться, придут в самом скором времени. В целом премьера произвела очень достойное впечатление.

Для обеих исполнительниц женских партий этот спектакль стал уже вторым. По сравнению с премьерой пластика Лиу и Турандот смотрелась намного естественнее, практически исчезла  вычурная нарочито кошачья повадка, так мешавшая мне воспринимать декабрьский спектакль. Обе солистки  произвели хорошее впечатление. И верхние ноты в партии Турандот на этот раз прозвучали гораздо свободнее и уже почти не терзали слух излишней резкостью. Прогресс очевиден, и мне будет очень интересно наблюдать за рождением нашей новой Турандот. Если после первого ее спектакля мне казалось, что это — вопрос не одного сезона, то теперь уже хочется верить, что все случится гораздо раньше. Разумеется, при условии, что спектакль будет регулярно появляться в афише.

Тройка министров во главе с В..Гудзем тоже произвела гораздо лучшее впечатление, чем предыдущий состав исполнителей.

В целом спектакль шел по нарастающей. Довольно среднее начало, казалось, не сулило в этот вечер особых художественных откровений. Но постепенно все освоились, распелись, и происходящее на сцене стало по-настоящему увлекать. А последняя сцена получилась настолько яркой и достоверной, что сумела растрогать даже мое суровое сердце.

Вот ради таких неожиданных открытий я и продолжаю упорно ходить в театр. Хотя в этом зале пережито уже столько неприятных разочарований, что их с лихвой хватило бы на добрую дюжину зрителей… Но вот случаются спектакли, которые меня вдруг цепляют. Все еще далекие от идеала, но трогающие неравнодушием исполнителей, искренним стремлением сотворить такое желанное для зрителей чудо. Воскрешающие веру в светлое будущее нашего театра. Такие, как сегодняшняя «Принцесса Турандот».

 

 

 

45-й сезон: афиша января-февраля

 

Итак, уже почти отшумели новогодние праздники, и в театре подходит к завершению изнурительный марафон детских сказок. Правда, в этом сезоне не забыли и о взрослой аудитории, неожиданно щедро побаловав ее традиционными, но от этого не менее любимыми публикой «Шелкунчиком» и «Ночью перед Рождеством».

В афише на вторую половину января у нас 10 спектаклей. Вроде и не так уж мало, но, внимательнее вчитавшись, понимаешь, что половину репертуара составляют «Симфо-шоу», «Сорочинская ярмарка», «Carmen&Jose» и «Ночь перед Рождеством»… Разумеется, у всего этого есть своя публика, но я из тех зрителей, которые давно пресытились нашими местечковыми «мировыми премьерами» и творческими экспериментами и продолжают упорно и почти безнадежно тосковать по «Трубадуру», «Паяцам», «Борису Годунову» и «Спящей красавице». Кстати, и нашей новой «Нормы»  что-то уже 4 месяца подряд в афише не видать. И это всего после 3 представлений…

К слову, как-то очень неловко видеть, что «Сорочинская ярмарка», текст которой представляет собой вульгарный суржик, а сюжет – пошловатый водевиль, посвящена Дню Соборности Украины. Уж лучше совсем ничего, чем такой сомнительный «шедевр»…  В этой связи невольно вспоминается забытая после единственного исполнения кантата-симфония С.Людкевича «Кавказ».  Вот это было бы действительно достойно такого дня!

Классический репертуар января ограничивается 2 балетами (и это, пожалуй, еще и много, поскольку после заокеанских гастролей труппа выглядит смертельно уставшей), 2 операми (тоже можно понять, поскольку часть солистов и хор отработали больше десятка сказок) и «Кармина бурана». Последняя, впрочем, по моим ощущениям от последнего увиденного представления пребывает не в лучшем состоянии.

В «Принцессе Турандот» 20 января мы, надеюсь, наконец услышим все-таки премьеру Игоря Шевчука в партии Калафа, анонсированную еще в декабре. В «Аиде»  26 января главной интригой остается имя исполнительницы заглавной партии. Совершенно точно, что нас ожидает премьера, но вот официальной информации, кто именно станет нашей новой Аидой, пока нет. Но и без того спектакль не может не вызывать интерес, потому что состав обещают обновить кардинально. Только среди исполнителей главных партий в этот вечер ожидается, с учетом пока не известной главной героини, сразу 5 премьер: Радамес — В.Лисковецкий, Амонасро — А.Ломакович, царь Египта — В.Бабенко, Рамфис — М.Иващук. Остается только надеяться, что такое основательное вливание свежей крови приведет к тому, что мы будем видеть одну из самых ярких постановок нашего театра чаще, чем раз в сезон.

Балетная классика в афише января представлена «Лебединым озером» с дуэтом Е.Печенюк — Е.Кучвар и «Ромео и Джульеттой» в исполнении А Салмановой и А.Габелко.

Февральская афиша привлекает в первую очередь анонсом сразу двух премьер. К сожалению, в последние сезоны слово «премьера» вызывает во мне скорее нервный озноб, чем радостное предвкушение. Не далее, как в конце прошлого сезона у нас убили новой постановкой оперу «Евгений Онегин». Теперь настал черед еще одного шедевра Чайковского — балета «Щелкунчик».  Возобновленная на нашей сцене в 2008 году классическая постановка на основе хореографии В.Вайнонена неизменно имела успех у публики. Это был один из немногих балетных спектаклей, в которые можно было приглашать солистов (премьеру, напомню, танцевали солисты НОУ Н.Лазебникова и А.Гура). Но у нас умеют убить курицу, несущую золотые яйца. Информации о новой постановке практически никакой, хотя до премьеры чуть больше месяца. Действительно, зачем заморачиваться, если название «Щелкунчик» само себя продает и при любом раскладе обеспечивает кассу. Известно лишь, что над постановкой работает Д.Омельченко, и что обновление коснется не только костюмов, но и хореографии. Не стану хоронить новый спектакль заранее, посмотрим, что получилось, 15 и 24 февраля. Но стоит опасаться, что сегодняшний «Щелкунчик» с Е.Печенюк и Е.Кучваром в главных партиях станет последним представлением классической постановки этого спектакля в нашем театре. Надо, пожалуй, сходить попрощаться.

Вторая анонсированная премьера настораживает еще сильнее. Чего стоит только название — «баROCKо», — прямо-таки лингвистический мутант какой-то…  Подзаголовок «Музична подорож великого симфонічного оркестру» тоже мало что объясняет. Надеюсь, эпитет «великий» относится к количеству и составу оркестра, а не к уровню звучания. Тому, как безбожно у нас фальшивят духовые, уже возмущаются даже случайные зрители, раз в сезон приводящие детей на сказку. Лично я подозреваю, что у нас родили Симфо-шоу №2… Не многовато ли шоу для оркестра, который так скверно звучит? Насколько оправдается мой пессимизм,  услышим 27 февраля. Мне  лично было бы гораздо интереснее послушать концертные программы из, например, арий из украинских, французских или немецких опер (у нас же десятилетиями из французского репертуара одна «Кармен», а из украинских и немецких опер и вовсе ничего…) или оперных увертюр… Но у нас считают, что публика жаждет только шоу…

Кроме премьеры новой постановки «Щелкунчика», в балетной афише февраля я больше всего буду ждать «Дон Кихот», которым нас так редко балуют в последние сезоны. В анонсированном составе радуют имена исполнителей главных партий, которые станцуют Е.Печенюк и Е.Кучвар (очень интересно снова  увидеть их дуэт!), и вызывает немалое недоумение наличие Феи Сирени… Внимательнее бы надо, практически каждый месяц в буклете с репертуаром какие-то огрехи! А это тоже имидж театра!

Также в феврале мы увидим «Carmen&Jose», «1000 и 1 ночь» (Е.Шмигельская, Д.Ганник, А Габелко), «Лебединое озеро» (С.Лисняк, А.Чорич), «Ромео и Джульетту» (А.Веретина, А.Габелко).

В оперной афише, как по мне, наибольший интерес представляет «Кармен» 26 февраля, посвященная памяти Ю.Чайки. Заглавную партию исполнит Ольга Ус. Анонсированы также премьеры В.Лисковецкого в партии Хозе и В.Бабенко  в партии Цуниги. Вот только опять длинный спектакль ставят в будний день посреди недели, как и декабрьского «Князя Игоря». Ну надо же учитывать, что большая часть оперной зрительской аудитории зависит от общественного транспорта. Театралы, даже фанатики вроде меня, вынуждены уходить с последнего акта, чтобы без приключений добраться домой! А учитывая, что многие спектакли у нас идут раз в сезон, это вдвойне досадно. И не надо про такси. На оперу у нас последнее время, как правило, зал заполняют за счет пригласительных, розданных ветеранским организациям, а в них далеко не олигархи… Вот и пустеют ряды в последнем антракте…

Интересно также будет снова услышать М.Цветинскую в «Травиате»  23 февраля. Напомню, что именно эта солистка пела Виолетту в премьерном спектакле. Её партнерами в этот раз станут Т.Парулава и А.Сергеев.

В «Любовном напитке» 16 февраля анонсирована премьера М. Иващука в партии Дулькамары. Компанию ему составят А.Бокач, Т.Парулава и В.Гудзь,

«Свадьба Фигаро», Риголетто» и «Кармина бурана», судя по заявленным составам, никаких сюрпризов не обещают. Скорее наоборот, некоторые имена в списке исполнителей склоняют меня к мысли пропустить февральские представления этих опер. Как и «Летучую мышь». Не хочу обижать ни артистов, ни их поклонников, но предпочту пожалеть свои нервы, глаза и уши.

Неожиданно разнообразной получилась в феврале и концертная афиша. Помимо уже упомянутой премьеры оркестрового путешествия, нас ожидают вечер романсов и «Реквием» Верди. Вот этого я точно не пропущу в надежде в первом случае услышать что-нибудь свеженькое и поглазеть на нарядные концертные платья наших солисток, а во втором — послушать великую музыку, не так часто звучащую на нашей сцене.

 

Чудес не бывает (Турандот 22.12.2018)

Турандот — Е.Миколайко (премьера), Калаф — А.Гримальди (приглашенный солист), Лиу — Е.Кравченко (премьера), Тимур — И.Бабенко, министры — С.Гомон, Н.Ефименко, А.Прокопенко, Мандарин — А.Ломакович, Альтоум — И.Садовой (премьера).

Дирижер — Ю.Пороховник.

Так уж сложилось, что «Принцесса Турандот», и без того обещавшая стать интересным спектаклем, благодаря целому списку премьер, оказалась еще и, если можно так выразиться, презентацией нового руководства нашего многострадального театра. Не стану вдаваться в подробности смены власти в театре, где, как водится, не обошлось без скандала. И, тоже как водится, свеженазначенный и.о. директора тут же озвучил грандиозные планы и перспективы, могущие по размаху и масштабу соперничать с предвыборными обещаниями кандидатов в президенты. Впрочем, мы, театралы, народ тертый. Нам уже столько раз обещали… Если бы все обещанное исполнилось, то театр наш давно был бы в списке лучших оперных домов как минимум Европы. Поэтому поживем — увидим. Хотя бы до конца сезона, когда уже можно будет подводить первые итоги.

В который раз повторюсь: мне совершенно безразлично, чья фамилия будет красоваться на табличке на кабинете директора. Мне нужен достойный уровень театра. Достойные постановки опер и балетов и достойный уровень их исполнения. Яркая и интересная театральная жизнь. Тот, кто сумеет это обеспечить, и будет для меня лучшим директором театра.

И я, конечно же, прекрасно понимаю, что ни Пинчук, ни любой другой, оказавшийся сейчас в директорском кресле, не волшебник. И со сменой власти в театре не появится, как по мановению волшебной палочки, новая акустика, новый оркестр, новые музыкальные инструменты и костюмы, а самое главное — новое отношение к работе. Это труд не одного дня и даже не одного года. Радует пока лишь одно: новый руководитель будет одновременно директором и художественным руководителем театра. А это означает, что ему уже не удастся прятаться за излюбленной отговоркой своего предшественника «Я в творческий процесс не вмешиваюсь!». Я, конечно, не настолько доверчивый и наивный зритель, чтобы этому поверить, но вот слышать эту фразу приходилось регулярно. Теперь, надеюсь, уже не придется.

Лично для меня главным доказательством того, что новое руководство пришло в оперный всерьез и надолго, стало присутствие на спектакле главы облсовета. Ведь до этого Г.Пригунов не удостаивал оперный не то что своим визитом, но и такой формальностью, как корзина цветов, даже по случаю 40-летнего юбилея театра. А тут вдруг вспомнил о его существовании, выложил в сети фото с приглашенным солистом, лично посетил представление, преподнес корзину цветов участникам спектакля… Вся эта поразительная активность — более чем прозрачный намек, что областные власти, в чьем ведении находится наш оперный, делают ставку на нового руководителя и, хочется верить, впредь не намерены демонстративно не замечать театра. Надеюсь, это поможет решать многие проблемы. Лишь бы только и новое руководство, и хозяева театра стремились возродить в нем храм высокого искусства, а не окончательно превратить нашу оперу в дешевый мюзик-холл.

Но вернемся к спектаклю. В прошлом сезоне опера прозвучала на нашей сцене всего 1 раз, по случаю годовщины смерти Ю.Чайки. Это единственное произведение Дж.Пуччини, сохранившееся в репертуаре нашего театра, поэтому к юбилею композитора показать было больше нечего. И, разумеется, столь редкое появление в афише мало благоприятствует качеству ее звучания. Ввод сразу нескольких новых исполнителей только усугублял мои опасения.

За несколько дней до спектакля стало известно, что партию Калафа, вместо ранее заявленной премьеры нашего солиста И.Шевчука, исполнит тенор из Италии Аурелио Гримальди. Для меня лично эта новость стала некоторым разочарованием. Меня больше радует творческий рост своих солистов, чем бесконечная череда гастролеров, наспех входящих в незнакомую постановку. Мы это уже проходили в конце 90-х, когда почти в каждом спектакле пели приглашенные солисты. Если уж приглашать, то лучших артистов из тех, чьи гонорары потянет наш скромный бюджет. Будем честны: наш театр сегодня, увы,  не из тех, куда особенно стремятся. И нам не приходится рассчитывать, что в Днепр приедут звезды первой величины. И те зарубежные гастролеры, которых мне довелось видеть на нашей сцене прежде, это убеждение лишь подтверждали.

Наш гость порадовал мой слух очень хорошей вокальной школой и умением себя подать и подчеркнуть самые эффектные моменты партии. К сожалению, не могу сказать того же о его вокальной форме. Тембр его голоса оказался непривычно темной и густой, почти баритональной окраски. Особенно расстроила «Non piangere, Liu», которую я люблю даже больше знаменитой «Nessun dorma».

Впечатление от нашей новой Турандот у меня тоже сложилось неоднозначное. Эту солистку мне довелось услышать впервые и сразу в такой сложнейшей партии. Это большое испытание и для гораздо более опытных солисток. Откровенно говоря, за те несколько сезонов, что эта опера идет у нас в новой редакции, меня по-настоящему впечатлила лишь солистка НОУ  Т.Анисимова. А для Е.Миколайко Турандот стала всего лишь второй оперной партией в карьере. Все-таки концертные программы в филармонии и оперный спектакль — вещи несравнимые. Отдавая должное эффектной внешности, красивому тембру, смелости и самоотдаче артистки, не могу не отметить, что пока это для нее партия на вырост. Уж слишком резали слух зажатые и очень резкие верхние ноты. Окончательное впечатление составлю, послушав ее в нескольких спектаклях. Несправедливо было бы судить по первому выступлению в такой трудной партии.

Лучшей из исполнителей главных партий в этом спектакле, пожалуй, оказалась другая дебютантка — Екатерина Кравченко, исполнившая партию Лиу. Несмотря на непривычную актерскую и особенно пластическую трактовку, образ получился трогательным и запоминающимся.

Впрочем, глядя на обеих героинь, мне сложно было отделаться от навязчивого впечатления, что в театре немного зарепетировались, готовя детский мюзикл «Кошкин дом». И теперь эта легко узнаваемая кошачья пластика перенеслась и в «Турандот», резко контрастируя с другими героями спектакля и хором. А неожиданно корявые руки танцовшиц из свиты главной героини этот контраст еще более усиливали. Впрочем, мы уже видели на нашей сцене Турандот — ледяную деву и Турандот — рыночную торговку. Почему бы для разнообразия не посмотреть еще и на рассерженную кошку? Если бы только не этот резкий контраст с общей стилистикой спектакля!

Приятным сюрпризом стало отсутствие микрофонов, которыми ранее крайне неудачно подзвучивали хор. Не могу сказать, что это волшебным образом улучшило его звучание, но оно хотя бы перестало быть рваным. Ведь раньше эта бестолковая подзвучка очень грубо выхватывала из общего звучания отдельные группы хористов. Нашему главному хормейстеру пора бы перестать рассказывать, что у нас лучший хор в мире, а начать прилагать усилия к тому, чтобы действительно сделать его таковым.

Более собранным и отрепетированным  от одного лишь отсутствия микрофонов, спектакль, увы, не стал. Местами все действо грозило просто рассыпаться, но, к счастью, обошлось. Впрочем, чего ожидать от оперы, которая в 2018 году исполнялась всего дважды да еще с таким количеством вводов!?

Как и во всех спектаклях нынешнего сезона, снова неприятно поразил расхлябанный и гремящий оркестр. Такое впечатление, что музыканты в этот вечер вообще впервые видели не только партитуру, но и дирижера, и друг друга…

Отдельного упоминания заслуживает и бравая троица министров.  Продолжаю недоумевать, как А.Прокопенко в его нынешней вокальной форме умудрился пройти августовский конкурсный отбор. И почему его в таком состоянии упорно продолжают ставить в спектакли. Тем более, что  дефицита баритонов сейчас в труппе не наблюдается. Слушать это просто невозможно.

Но ведь нельзя было ожидать, что с приходом нового директора все волшебным образом изменится, что бы ни рассказывали на пресс-конференциях и не обещали на презентациях. И этот спектакль — всего лишь объективное отражение нынешнего состояния нашей оперы. Остается лишь надеяться на перемены к лучшему.

 

 

 

 

 

 

 

Вечер приятных открытий («Лебединое озеро» 08.12.2018)

Так редко случается писать о хорошем! И тем удивительнее, что повод для этого нашелся в нынешнее голодное для днепровских балетоманов время, когда труппа обескровлена отъездом практически всего основного состава на гастроли в Америку. Безусловно, очень приятно, что наши танцовщики востребованы за океаном. Правда, лично меня снова весьма смущает, что на гастроли наши артисты ездят под неким сомнительным брендом, никакого отношения ни к Днепру, ни к Украине не имеющим.  Об этом говорит подпись под фото, попавшимися мне на глаза в Фейсбуке. Боюсь, что такого рода гастроли, даже и заокеанские, вряд ли позитивно скажутся на репутации театра. А это единственное, что могло бы утешить зрителей, несколько месяцев сидящих на голодном пайке. Хотелось бы, чтобы наш балет ездил на гастроли под своим собственным брендом. Вот так, к примеру:  http://opera.odessa.ua/ua/novini/2018/11/3883.html?fbclid=IwAR1AUVAb4Zs5naTS2ZLl3QRqhdQU1ZSNM-IizuHOwxiRn5MHasSSAlJ6LeA

Но оставим гастроли на совести их организаторов. Меня больше волнует, что происходит в Днепре. И волнения эти, надо признаться, оказались весьма приятными. Прежде всего тем, что в таких экстремальных условиях наша труппа, с ее вечным кадровым дефицитом, неожиданно обнаружила немалый запас прочности. Пусть даже и при всего двух балетах в месяц. Что юные перспективные воспитанницы нашей балетной школы Илона Байтлер, Стелла Федорович, Дарья Беркова уже вполне способны конкурировать за сольные партии в спектаклях. Что есть у нас в труппе нераскрытый потенциал. И вполне достойный уровень спектаклей последних двух месяцев это подтвердил.

Но главным открытием вечера вот уже второй раз в нынешнем сезоне стал очень проникновенный дуэт Натальи Кущ и Александра Омельченко. В этом «Лебедином озере» межу двумя яркими солистами возникла еще и та самая «химия», о которой так любят порассуждать заядлые театралы.

Танец Натальи Кущ подкупает прежде всего глубиной проживания и искренностью и достоверностью образов. Душой, а не техникой, хотя и с последней у балерины полный порядок. К слову, у нас почему-то никто не вспоминает, что она стала первой в истории нашей балетной школы солисткой, станцевавшей партию Одетты-Одиллии на сцене Национальной оперы Украины. Ее Одетта при всей своей трогательной искренности исполнена чувством внутреннего достоинства. Никакой приторной и слезливой жалостности, — горделивая светлая печаль и робкая надежда на избавление — вот лейтмотив второго акта. И, конечно, очень светлый дуэт с принцем, передающий всю трепетность зарождающегося чувства, его нарастающую всепобеждающую силу.

Этой хрупкой и нежной Одетте противостоит неожиданно яркий, дерзкий  и темпераментный образ Одиллии.  На романтичного влюбленного Зигфрида обрушивается настоящая лавина обаяния и соблазна, перед которой не способен устоять никакой, даже самый влюбленный мужчина. Принц обречен покориться этим неотразимым чарам. Но истинная сущность этой Одиллии раскрывается не в дуэте с принцем, где царит непобедимая магия рокового соблазна, а в сольных вариациях. Сложность партии не мешает балерине продолжать создавать образ, показывать его эволюцию. И вот уже взгляд становится холодным, пластика уверенно-победительной и властной. Эта Одиллия знает, как покорить любое сердце и расчетливо пользуется своими чарами. И наслаждается своим очередным триумфом. Властительница, соблазнительница, чаровница с холодным сердцем, жестоко смеющаяся над преданной любовью и крушением надежд.

Зигфрида Александра Омельченко я вижу уже в третий раз, каждый раз с разными партнершами. Надеюсь видеть и еще, хотя наших балетоманов уже успело расстроить известие о результатах конкурса во Львовской опере. Думается, это куда более интересная перспектива, чем Днепр с бесконечными выездами в Краматорск, Мариуполь и т.п. По крайней мере, именно львовские солисты балета последние сезоны пополняют ряды солистов НОУ.  Но мне было бы очень жаль расстаться с этим артистом и с надеждой на достойную конкуренцию среди солистов нашей труппы, без которой невозможен дальнейший творческий рост.

Всякий раз его образ покоряет неподдельной романтичностью, искренним переживанием и элегантностью. А еще — умением красиво подать партнершу, создать гармоничный и красивый дуэт. Не стал исключением и этот спектакль. Зигфрид мечется между собственными смутными грезами, воспоминанием о далекой и почти нереальной Одетте и манким соблазном земной и чувственной Одиллии. И борется не столько с колдовством Ротбарда, сколько со своими внутренними сомнениями и плотскими стремлениями, которые способны на мгновение возобладать даже над самым искренним чувством к Одетте.

Стоит также отдельно отметить и технику артиста, особенно виртуозные вращения.

В нашем спектакле светлое начало неизменно побеждает, хотя в изначальной версии «Лебединого озера» финал не был счастливым. Впрочем, не был и трагичным: бросившиеся в воды озера герои находили спасение от злых чар и воссоединялись навеки в подводном мире. В видении первых постановщиков на земле истинная любовь могла одолеть темные силы и плотские соблазны только ценой прекращения земного существования героев. Но у сказки, каковой большинство зрителей считает эту историю, должен быть счастливый конец…

Ну и напоследок еще одна ложка дегтя. Не могу не сказать, что и без того очень интересный спектакль мог бы быть еще более ярким и цельным, если бы не оркестр. Дошло уже до того, что приходится терпеть даже досадные сбои в звучании солирующих инструментов. Не говоря уже о неудобных или неровных темпах, которые не позволяют танцовщикам в полной мере продемонстрировать свои возможности, и расхлябанном общем звучании,  разрушающем все очарование музыки Чайковского. Причем проблема эта актуальна для большинства спектаклей нынешнего сезона, как балетных, так и оперных. Я понимаю, что весь репертуар (к слову, не такой уж и огромный!) тянут по сути полтора дирижера, что нагрузка огромна. Но ведь надо что-то делать! Как насчет поисков третьего дирижера? Или приглашения дирижеров на конкретные спектакли? Ощущение собственной незаменимости и безальтернативности еще не шло на пользу ни одному артисту. Думаю, нашему новоиспеченному главному дирижеру отсутствие конкуренции тоже не пойдет впрок. А уж общему уровню театра — тем более.

 

 

45-й сезон: афиша декабря

Итак, последняя афиша уходящего 2018 года. Негусто, прямо скажем. Всего 13 спектаклей. И это с «Сорочинской ярмаркой», двумя представлениями «Симфо-шоу» и тремя детскими сказками. То есть, говорить почти не о чем: 5 опер и 2 балета. Вот и вся афиша театра, собирающегося претендовать на статус национального. Ах да, еще и первая премьера юбилейного театрального сезона — детский мюзикл «Кошкин дом»… Слов нет…

Для сравнения: в праздничный новогодний репертуар  со 2 по 13 января втиснули 23 спектакля. 16 дневных детских сказок и, что, конечно, приятный сюрприз, 6 вечерних спектаклей — 3 «Ночи перед Рождеством», 2 «Щелкунчика», «Симфо-шоу», — и традиционный Рождественский концерт балетной школы. Обычно в горячую пору детских утренников о взрослых зрителях у нас забывают, а им тоже хочется праздника! Правда, вечерними спектакли, начинающиеся в 17.00 и даже в 18.00 в рабочий день, можно назвать весьма условно. А в их числе, к сожалению, оказались «Щелкунчик» и «Балетні перлинки». Зато для «Симфо-шоу» отдали вечер пятницы с началом в 19.00…

Балетоманы сидят на голодном пайке уже 4-й месяц. Снова только «Жизель» и «Лебединое озеро», как и в ноябре. Основная часть группы, а это целых 27 человек, большая часть из которых — солисты,  радует взоры заокеанских зрителей на гастролях в США. Свои — потерпят. Им не привыкать. Обойдутся без предновогодних «Щелкунчиков». К слову, Днепр — единственный из 5 городов Украины — счастливых обладателей оперный театров, где этот балет в декабре не показывают уже второй сезон подряд. Да и вообще показывают 3 раза в сезон, хотя спектакль неизменно собирает аншлаги.

Остается только удивляться, каким чудом худруку балетной труппы удается в этих условиях собрать состав хотя бы на 2 классических спектакля в месяц. Впрочем, не бывает худа без добра. В отсутствие ведущих танцовщиков мы смогли убедиться, что в труппе наконец появился некоторый запас прочности. По крайней мере,  по части женских партий. Ведь уже в ноябре место отсутствующих исполнителей заняли совсем юные воспитанницы нашей хореографической школы и опытные танцовщицы кордебалета. И их выступления дают веские основания полагать, что при условии регулярной сценической практики они смогут быть как минимум на равных (а то и получше!) с теми, кто из сезона в сезон неизменно выходит на сцену в той же тройке больших лебедей, испанском танце или вальсе невест. Но вот только, боюсь, с возвращением основного состава юные наши дарования снова прочно застрянут в кордебалете.

Главным событием скудной балетной афиши декабря, несомненно, станет рождение на нашей сцене еще одной Жизели. Впервые в своей карьере эту партию исполнит Алина Веретина, опытная и очень одаренная балерина, обладающая ярким сценическим темпераментом. Ее партнером станет Александр Омельченко. Он же заявлен и в «Лебедином озере», в дуэте с Е.Шмигельской.

В оперной части афиши наибольiий интерес, пожалуй, вызывает «Принцесса Турандот» с кардинально обновленным составом исполнителей. В этом спектакле нас ожидают сразу четыре премьеры: Турандот — Е.Миколайко, Лиу — Е.Кравченко, Калаф — И.Шевчук, Альтоум — И.Садовой. Об единственной уцелевшей в репертуаре театра опере Пуччини (напомню, у нас шли «Мадам Баттерфляй», «Тоска», «Богема», «Джанни Скикки» и «Сестра Анжелика») вспомнили по случаю юбилея композитора.

Еще одно премьерное выступление мы увидим в опере «Князь Игорь», традиционно приуроченной ко дню рождения театра. В партии Галицкого  впервые на нашей сцене выступит М.Иващук. Главную партию в этом спектакле исполнит А.Форкушак.

Остальной оперный репертуар декабря представлен двумя шедеврами Дж.Верди. В «Травиате» споют Е.Самойлова, И.Шевчук и А.Ломакович. В «Риголетто» нас ожидает тот же состав, что и в октябре (А.Форкушак, В.Лисковецкий, М.Цветинская и В.Бабенко), за исключением партии Маддалены, на которую заявлена О.Ус.

Ну и, наконец, неизбежный «Онегин.Live». Надо же отбить затраты на постановку. С названием последней нашей премьеры в декабрьской афише произошла неожиданная метаморфоза. То ли ошиблись, то ли поменяли,  — остается только гадать. Впрочем, как ни назови, кого ни пригласи, безнадежно испорченный режиссурой спектакль это не спасет. Любимой многими зрителями оперы Чайковского мы лишились.

Вот и весь наш театральный декабрь. Как обычно, скудный. Оперная труппа занята новой детской сказкой, балет на гастролях. Остается ждать второй половины января и надеяться, что мы все же увидим «Аиду», «Трубадур», «Бориса Годунова», «Паяцы», «Спящую красавицу», «Дон Кихот». Спектакли, составляющие золотой фонд репертуара, до которых пока еще не успели дойти руки у наших обновителей. Хотелось бы, чтобы этого не случилось как можно дольше, потому что до сих пор ни одной из новых премьер не удалось затмить эти постановки.

 

Всем срочно падать в яму!

Да-да, господа артисты! Ибо неважно, что и как вы там поете или танцуете, — через неделю после спектакля 3/4 зрителей вряд ли вспомнят ваши фамилии. Но вот если вы в процессе нечаянно  (или намеренно, — чего не сделаешь ради славы) свалитесь в оркестровую яму, — всенародная известность Вам обеспечена. И ни одним своим сценическим образом вам не удастся настолько взволновать сердца публики.

До этого несчастного случая в Днепре вообще мало кто знал, что воспитанница нашего балета стала ведущей солисткой «Модерн-балета» (к слову, не она первая!), да и само имя артистки помнили только заядлые балетоманы вроде меня.

Представляю, что сейчас чувствует героиня этого злосчастного инцидента, читая все эти бесчисленные статьи… В одночасье стала звездой, журналисты не постеснялись рассуждать о ее внешних данных и перерыть ее страницу в соцсети в поисках наиболее эффектных фото… Думаю, не о такой славе она мечтала, с детства стоя у станка… И предпочла бы стать известной благодаря своим творческим достижениям, которыми по праву может гордиться, а не несчастному случаю, могшему стоить ей карьеры и здоровья. Надеюсь, все обойдется, и от души желаю Елене как можно скорее восстановиться. К слову, до сих пор жалею, что мне не приходится больше видеть эту одаренную балерину, танец которой отличала такая удивительная хрустальная хрупкость,  в «Шопениане» на нашей сцене. Что не увижу ее Авророй и Жизелью в классических балетах… И надеюсь, что она еще станет героиней громких заголовков, но уже благодаря своим сценическим образам.

Хотя это нелегко,- о творческих достижениях у нас пресса, увы, писать не торопится. Не та тема, рейтинг не даст… Вот на скандалы и происшествия летят, как мухи на мед… И то: премьеры в театре все время, кому они интересны, а вот балерина со сцены, на моей памяти, падает впервые… Резонанс… Уже и центральные телеканалы, гляжу, подхватили горячую тему…

Зато когда в театре буквально пару дней назад молодой солист дебютировал в сложнейшей партии, неделю назад одна из воспитанниц нашей балетной школы, ныне известная европейская балерина, выступила на родной сцене в партии Жизели, в начале сезона труппа пополнилась почти десятком новых солистов, в марте впервые в Днепре была исполнена кантата-симфония «Кавказ» (и еще много всего можно припомнить), — ни одно из бесчисленных СМИ не проронило ни слова… Такое впечатление, что журналисты просто не догадываются, что в этом театре не только торгуют ширпотребом, бьют зрителей молотками, вляпываются в истории и падают со сцены, но еще и иногда (гораздо реже, чем хотелось бы!) умудряются творить искусство, создавать новейшую культурную историю Днепропетровщины!

Так что, господа артисты, если хотите, чтобы вас заметили и наконец оценили СМИ, придется падать. Только сначала аккаунты в соцсетях проверьте, а то, если вдруг не повезет (или повезет!?), придется красоваться в прессе в неприглядном виде.

Долгожданное возвращение («Жизель» 3.11.2018)

Вот оно… То самое почти забытое ощущение чуда. Когда смотришь спектакль, затаив дыхание, когда невозможно не принести цветы, а после спектакля не бежать за кулисы, чтобы поблагодарить артистов, хотя в состоянии эйфории нужные слова куда-то деваются из памяти… Когда хочешь только, чтобы вечер этот подольше не заканчивался.

Но все хорошее быстро проходит. Вот и сегодняшняя «Жизель» уже стала театральной историей. Чудесной историей счастливого возвращения на родную сцену сразу двух выпускников нашей балетной школы — Натальи Кущ и Александра Омельченко. Как же долго мы этого ждали! Как хотелось увидеть, какими стали наши юные звездочки, за которыми мы когда-то с такой надеждой следили… И как хочется верить, что это не последнее такое счастливое возвращение!

За мою достаточно долгую театральную жизнь мне очень везло именно на Жизелей. Первой, и на долгие годы самой любимой, стала Елена Беленко. Затем случилась чудесная встреча с Жизелью Натальи Лазебниковой на сцене НОУ. С большим теплом и благодарностью я вспоминаю и других своих своих Жизелей — Е.Дубровину, А.Дорош, О.Загуменникову, И.Сурневу, Л.Мкртумян, Е.Печенюк, О.Ларчикову, Е.Филипьеву, С.Лисняк.

И вот новая встреча с одним из самых любимых балетных образов. Жизель Натальи Кущ подкупает прежде всего удивительной жизнерадостностью и искренностью. От нее исходит безыскусное сияние счастья и радости, которое словно согревает всю сцену. Ею хочется любоваться. Ее хочется защитить от того неизбежного, предчувствие которого уже живет в музыке, когда Жизель на сцене еще так счастлива и беззаботна. Просто прогнать этих двух безумцев, которые из соперничества, из ревности, из жажды обладания сломают сейчас этот прелестный цветок. Но ей надо пройти через боль разочарования, безумие и смерть, чтобы стать той Жизелью, за которой вот уже второе столетие, затаив дыхание, следят театральные залы. И все случается, как должно случиться. И можно только догадываться, сколько труда скрывается за этой естественностью и искренностью образа, за этой непринужденной легкостью и грациозностью танца. И сожалеть, что спектакль так скоро закончился, потому что на это можно смотреть бесконечно.

Во втором акте радостная беззаботность Жизели сменяется пронзительной обреченностью. Линии танца обретают почти неуловимую утонченность, словно тающую в в лунном свете, трогательную и беззащитную.  Перед нами тень, движимая лишь воспоминанием о любви и желанием спасти возлюбленного от гибели, даже если это лишит ее шанса на вечность среди  безжалостных виллис.  Мне никогда еще не приходилось видеть Жизели, настолько чужой призрачному миру, в котором ей суждено восстать из могилы. Обман убил в ней жизнь, но не погасил света. Радость жизни, которой Жизель переполнена в начале спектакля, превратилась в жертвенность и умение прощать и отпускать.

Альберт Александра Омельченко в 1 акте словно купается в лучах радости, исходящих от Жизели. После холодной чопорности Батильды его неудержимо влечет живая, светлая и непосредственная натура этой простой селянки. И он наслаждается каждой минутой с ней, не особенно задумываясь о будущем. Поэтому трагический финал для него как гром среди ясного неба. Он искренне увлекся, заигрался, забыл о разделяющей их пропасти, о своих обязательствах перед другой. И, кажется,  даже не предполагал, что Жизель испытывает к нему такое глубокое чувство.

Легкий, техничный, выразительный, романтичный, обладающий изысканной чистотой линий, надежный партнер, — это все об А.Омельченко во втором акте спектакля. Помимо красивых прыжков, виртуозных вращений и поддержек, Александр продемонстрировал восхищенным балетоманам еще и два десятка антраша вместо традиционных диагоналей бризе, которые мы привыкли видеть. До него на нашей сцене их на моей памяти исполнял лишь солист НОУ Ян Ваня.

Возможно, дуэту главных героев где-то и недоставало станцованности. На то были объективные причины. Буквально накануне нашего спектакля Александр танцевал Альберта во Львове, и у артистов оказалось не так много времени для репетиций. Но талант, мастерство, сценический опыт, тонкий вкус и, самое, пожалуй, главное, — желание подарить зрителям праздник, — сделали свое дело. Спектакль получился.

Я намеренно умолчу о кордебалете, хотя именно в этом спектакле ему отведена огромная роль. Дело в том, что чуть ли не половина труппы находится на гастролях в США. А у нас и без гастролей собрать состав на классику — вечная проблема, а уж сейчас — и вовсе  задача практически невыполнимая. Однако, надо отдать должное руководству балетной труппы, таки собрали. Кажется, на сцену выпустили всех, кто хоть немного способен стоять на пальцах… .И каким-то непостижимым образом сумели добиться сносного, по меркам  нашего театра, соблюдения линий и синхронности. В партии Ганса пришлось тряхнуть стариной ветерану труппы Юрию Войникову, который приятно удивил своей очень неплохой формой. Есть еще порох в пороховницах, есть чему поучиться молодым.И только на вставное па-де-де из первого акта не смогли найти солиста, пришлось этот номер купировать.

Но если для руководства труппы масштабный исход ведущих артистов на гастроли — грандиозная проблема, то для тех, кто по разным причинам остался дома, это — долгожданный и, может статься, судьбоносный шанс проявить себя. Что греха таить, порой создается впечатление, что некоторые балетные партии отдельные исполнители застолбили за собой до пенсии… По крайней мере, уже не первый сезон из спектакля в спектакль мы видим в них одних и тех же артисток. И вот сразу три премьеры —  Мирта в исполнении Е.Шмигельской и «двойка» виллис в исполнении В.Колесник и совсем юной Д.Берковой. Для одаренной воспитанницы нашей балетной школы это, если я не ошибаюсь, первая сольная партия. В добрый час! Вариация была исполнена вполне уверенно, что дает основания надеяться на успешное продолжение.

Наша новая Мирта Е.Шмигельская — опытная балерина, но и задача ей на этот раз досталась сложнейшая. Чувствовалось и старание, и желание, но этот образ из тех, что не создаются за один спектакль. Пока это скорее набросок, эскиз. Чтобы образ приобрел цельность, масштаб и колорит,  а исполнительница — уверенность, нужны еще спектакли. Надеюсь, они у балерины будут. Хотя сознаюсь честно: в этом случае мне сложно сохранить беспристрастность. Слишком люблю образ, созданный на нашей сцене моей любимой О.Дорониной, слишком дорожу воспоминанием об этой Мирте, словно скользившей по сцене холодным лунным лучом… У каждого есть свои слабости и свои идеальные исполнители… Боюсь, я еще долго не смогу по достоинству оценить любую другую Мирту и Фею Сирени…

За третьей дебютанткой субботнего спектакля В.Колесник я, признаться, слежу со дня ее первого выхода на сцену в кордебалете. Было это несколько сезонов назад в «Лебедином озере». Новенькая сразу заворожила меня какой-то необыкновенной тонкостью, хрупкостью и несколько робким обаянием. И, видимо, не случайно: ей все чаще доверяют сольные партии в спектаклях. Всегда с удовольствием смотрю на нее в дуэте с А. Салмановой.  Еще бы чуть побольше уверенности, раскованности, апломба! Но виллиса, как по мне, удалась. Легкое, эфемерное и отстраненное существо — как раз то, что нужно!

Такой осталась в памяти, такие мысли и чувства пробудила во мне эта «Жизель». Как же редко последние годы случается мне выйти из театра с таким невероятным ощущением праздника, с таким чувством признательности ко всем, причастным к созданию этого чуда, как после этого спектакля! И как же хочется всегда испытывать именно эти чувства, а не уже привычные горечь, разочарование и недоумение…

.